Здоровье и безопасность: кто избивал ребенка ради получения квартиры?

Политика Юрия Лужкова привела к тому, что коренных москвичей просто втоптали в грязь. И жертвами приезжих аферистов зачастую становятся их дети.
Недавно мы имели возможность ознакомиться с материалами одного интересного уголовного дела. И еще раз убедились в том, что реформировать милицию, прокуратуру, суды просто невозможно. Государственная полицейская машина работает безотказно, и стоит на защите не граждан, а работников этой самой машины.
Итак, знакомьтесь: Маковская Инна Алексеевна, 1965 года рождения, приезжая из г. Орджоникидзе. Имея среднее специальное образование по специальности зубной техник, тем не менее, работает зубным врачом в фирме «Росса-Дент». Как рассказывают ее соседи, у первого мужа (москвича) лжеврач уже умудрилась отсудить одну квартиру. Правда, все закончилось не совсем так, как хотела сама аферистка. Первая ее дочь Маковская Юлия 1986 года рождения, администратор отдела ЗАО КБ «Ситибанка», вероятно, пошла в мать, и эту квартиру, расположенную по адресу: Алтуфьевское шоссе, д. 86, кв. 510, позже отсудила у матери в свою пользу.
Но Инна не пала духом: вокруг оставалось полно еще необлапошенных приезжими москвичей. И вот нашла она себе жертву – Шлыкова Александра, проживающего по адресу: 2 Сетуньский проезд, д. 15, кв. 37. Причем очень даже подходящую. Александр в детстве увлекался химией, и после очередных опытов получил значительный ожог лица. Внешность была испорчена грубыми шрамами, один глаз практически ничего не видел, второй – с трудом. Из-за грубых косметических дефектов личная жизнь у него не сложилась. А тут как раз Инна Маковская и подвернулась.
Пока не родился общий ребенок – дочь Елизавета, в семье был совет да любовь. Аферистка из Орджоникидзе выжидала своего часа. И вот он настал: терпеть уродливого мужа надоело, а родительская (Александра) трехкомнатная квартира в центре Москвы ох как нужна была. И криминальное дело срочно стряпать нужно было, так как с февраля 2006 года Инна с дочерью уехали из квартиры Александра и больше там не появлялись. К этому времени они уже развелись. Но Инне при разделе имущества ничего не светило.
Вот тут и появляется загадочная история, в которой сговор медицинских работников, прокурора и милиции сыграли решающую роль.
30 мая 2006 года (спустя три месяца, как отец не видел дочь), возникает телефонограмма №124 из детской поликлиники №132, подписанная врачам Антонюковой, в которой говорится о том, что Шлыкова Елизавета избита отцом по месту жительства 28.05.06., и имеются остаточные явления гематом мягких тканей поясничной области слева и левого коленного сустава. Правда, в заявлении самой Маковской дата якобы избиения ребенка фигурировала другая: 27 апреля 2006 г. Получается, что в поликлинику мать обратилась спустя лишь месяц?
«Подогретые» Инной Маковской, сотрудники ОВД «Раменки» тут же принялись за дело. Хотя оно и не клеилось: еще до телефонограммы из детской поликлиники №132, а именно 26 мая 2006 г. дознаватель ОВД «Раменки» Шкатулова И.Н. принимает решение о возбуждении уголовного дела, однако в тот же день получает отказ из Никулинской межрайонной прокуратуры, 02 июня 2006 г. ст. дознаватель почему то ОВД Донского района Усачева А.Ю. выносит аналогичное постановление, но так же получает отказ из прокуратуры.
Исправить неудачные попытки согласилась инспектор ОДН ОВД «Раменки», лейтенант милиции Елена Пестерова (кстати, также приезжая из п. Ершичи Смоленской области). И совсем недорого: как сообщила сама Маковская одному из свидетелей, всего лишь за 1000$. Елена Пестерова отработала все сполна. Умудрилась даже допросить 6-летнего ребенка, быстро собрать показания с родственников Маковской против Шлыкова и даже возбудить уголовное дело в отношении несговорчивого свидетеля. В очной ставке между отцом и дочерью было отказано.
«Оценивая показания Шлыкова А.Е. , данные им в качестве подозреваемого, дознание относится к ним критически, и считает, что они не соответствуют действительности и даны им с целью избегания уголовной ответственности», - пишет дознаватель Шкатулова И.Н. Аналогичную оценку она дает показаниям соседки Дубровской Л.М., которая очень часто присматривала за ребенком в отсутствие отца. Инне Маковской ребенок был не нужен, ее интересовала московская квартира.
В итоге правосудие, сильно пахнущее квартирной аферой, свершилось: москвича Александра Шлыкова обвинили в избиении собственной дочери по ст. 116 ч. 1 УК РФ (уголовное дело №7276), а вожделенная квартира была продана приезжим «денежным мешкам». Кстати, сейчас она просто сдается, а Маковская поимела большой куш со всей этой криминальной затеи (как говорят ее бывшие соседи, более 3 млн. рублей).
Можно было бы поставить точку на всем этом. Вот только выводы судебно-медицинского эксперта Рыжовой О.С. говорят о несправедливом российском правосудии: «Диагноз - остаточные явления гематом мягких тканей левого коленного сустава и грудопоясничной области. Мать оскорбительно вела себя в момент освидетельствования. Отказывалась от формулировки диагноза, обосновывая, что ей это не выгодно. ПОВРЕЖДЕНИЯ У ШЛЫКОВОЙ ЕЛИЗАВЕТЫ АЛЕКСАНДРОВНЫ 2000 ГОДА РОЖДЕНИЯ МОГЛИ БЫТЬ ПРИЧИНЕНЫ В СРОК ОТ НЕСКОЛЬКИХ ЧАСОВ ДО 1-2 СУТОК ДО 30 МАЯ 2006 ГОДА. ИМЕВШИЕСЯ ПОВРЕЖДЕНИЯ НЕ МОГЛИ БЫТЬ ПРИЧИНЕНЫ В СРОК И ПРИ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ 27.04.2006».
Так кто же избивал маленькую Лизу за день до судебно-медицинской экспертизы?
Фото из уголовного дела. На снимке мы видим ушибы в области ягодиц неустановленного ребенка. Как такая фотография была приобщена в качестве доказательства по делу?

Продолжение истории следует.
Читайте по теме:
Московская милиция и медицина пытались угробить инвалида

Tags: